Сказки о богачах
Сказки о бедняках
Поучительные сказки
О героях
О животных
Сказки о Шардыне
Абхазские небылицы
 
  О животных
О глупости и жадности
О хитрости
 
  О мудрости
О батырах
Сказки о пшитлях
Сказки о пши
О хитрости
 
  О справедливости
О приключениях
О животных
 
  Поучительные сказки
Волшебные сказки
О бедняках
О животных
О любви
Небылицы
Притчи
 
  Сказки о животных
Небылицы
Бытовые сказки
 
  Бытовые сказки
Сказки о животных
 
  Бытовые сказки
О мудрости
 
  О животных
Волшебные сказки
О справедливости
О бедняках
 
  Бытовые сказки
О мулле
О сармаках
О падчахах
Небылицы
О цагене
О животных
Легенды
 
 Обратная связь 
 Каталог сайтов 
   
  
   
 
 
   
 

Сказка об Анзауре

 

В одном большом и богатом ауле жили три брата Атажукаевы, владетельные дворяне, власти которых подчинялся весь аул. Главное богатство всех жителей аула, а также и Атажукаевых составляли громадные табуны лошадей самой лучшей породы, которыми они гордились и берегли как зеницу ока.
Однажды, когда весь аул праздновал окончание пахоты, в самый разгар пира прибежали испуганные пастухи и донесли, что внезапно явились в поле какие-то три великана и угнали весь скот, пасшийся на лугах.
Ошеломленные таким страшным несчастьем, жители аула вместе со старшим Атажукаевым немедленно помчались в погоню за похитителями. Выехав за аул, они увидели клубившуюся вдали пыль, поднятую, очевидно, угнанными табунами.
Вскоре жители аула догнали похитителей, трех громадных великанов, и вступили с ними в бой. Жаркая схватка длилась недолго: большая часть сельчан была перебита, а остальные в паническом страхе бежали обратно в аул, оставив в руках великанов свои табуны. В числе павших был и старший брат Ата-жукаевых.
Долго горевали обиженные жители, но ничем не могли помочь своему горю и решили на будущее лучше охранять свои стада.
Прошел год, снова настал праздник окончания пахоты, и веселые жители аула шумно пировали, забыв недавнее горе. Как вдруг в самый разгар веселья опять поразило их страшное известие, что скот их снова угнан теми же тремя великанами. Произошла такая же погоня жителей аула за похитителями, на этот раз во главе преследователей был средний брат Атажукае-вых. Но жестокая судьба была неумолима: более половины храбрых преследователей вместе с Атажукаевым были изрублены, а остальные бежали обратно. Весь скот опять достался великанам.
Совсем приуныли жители аула: замолкли песни, утихли игры, печально глядела молодежь, всем было не до веселья, все со страхом ожидали лета и воссылали мольбы аллаху о защите их трудом нажитого богатства от дерзких грабителей.
Больше же всех горевали Атажукаевы: они лишились почти всего богатства, а после смерти двух старших братьев, которые были бездетны, род их почти угасал; вся надежда теперь была на младшего Атажукаева, имевшего молодую жену.
Наконец настала весна, и был назначен обычный пир по окончании пахоты. На случай нападения к пасшимся табунам была приставлена усиленная охрана. Но ничто не помогло: как и прежде, был угнан последний скот жителей, а сами они, предводительствуемые младшим Атажукаевым, помчались за похитителями. Преследователи были почти все перебиты; в их числе был убит и последний из рода Атажукаевых.
Замолк разоренный аул, печаль траурной пеленой обвила осиротевшие сакли; больше всех убивалась молодая жена последнего Атажукаева; но аллах сжалился над ней, и в тот момент, когда она увидела труп горячо любимого мужа, она почувствовала себя беременной.
«Велика милость аллаха, – подумала молодая женщина. – Если у меня родится мальчик, то не угаснет род Атажукаевых и будет кому отомстить врагам за отца и дядей».
И она с надеждой и страхом ожидала появления на свет ребенка.
Через несколько месяцев Атажукаева родила сына, прекрасного сильного мальчика, названного по желанию матери Анзау-ром. Вместе с молодой матерью радовался весь аул и возносил хвалу аллаху. С этого времени набеги злодеев прекратились, и аул понемногу стал богатеть, и население пополняться.
Прошло уже двенадцать лет после смерти последнего Атажукаева. За эти годы крошечный ребенок, отпрыск рода Атажукаевых, превратился в сильного, красивого мальчика, больше походившего на взрослого юношу. Он был высок ростом и строен, а на прекрасном лице лежала печать ума и непреклонно энергии. Атажукаева страстно любила сына, да и все жители аула от мала до велика любовались и гордились им.
Анзаур был своенравный и вспыльчивый, но вместе с тем великодушный и добрый мальчик. Во всех играх он поражал своей ловкостью, меткостью глаза и силой мышц; его товарищи по играм гордились им и нисколько не обижались, видя его всегда победителем. Но вот однажды, играя с товарищами, он поссорился с одним из них и сильно побил его.
– Тебе стыдно бить меня, – сказал обиженный, – вместо того чтобы драться, ты лучше спросил бы у матери, кто угнал ваши табуны и лишил тебя отца и двух дядей!
Услышав такие слова, Анзаур помчался стрелой к своему дому и, найдя мать, сказал ей:
– Мне сильно нездоровится, и будет лучше, если я лягу, а ты мне сейчас же приготовь мамрис*.
Мать Анзаура, привыкшая немедленно исполнять все желания сына, сейчас же принялась за приготовление заказанного кушанья. Когда мамрис был готов, она выложила его в глубокую глиняную посуду и понесла в комнату сына.
Анзаур лежал на тахте, притворившись больным.
– Вот, сын мой, мамрис, который ты просил! – сказала Атажукаева.
– Я болен и не могу держать ложку – корми меня из рук, – произнес Анзаур и, когда мать протянула руку к миске с кушаньем, быстро схватил ее руку и опустил кисть руки в горячий мамрис. Атажукаева вскрикнула от нестерпимой боли.
– А! Тебе больно? – гневно воскликнул сын. – А моему сердцу еще больнее оттого, что ты скрываешь правду о судьбе моего отца! Поклянись мне сказать все, и я выпущу твою руку.
Атажукаева, испытывая ужасную боль от ожога, дала клятву ничего не утаить и сказать всю правду. Анзаур выпустил руку матери и приказал ей рассказать все подробно. Тогда она поведала сыну все о трех печальных годах, предшествовавших его рождению.
– Отчего же ты от меня скрывала это до сих пор? Не я ли последний из рода Атажукаевых и не на мне ли лежит обязанность отомстить злодеям за смерть отца и дядей и за угнанный табун? – грозно спросил Анзаур свою мать.
– О, сын мой! – горячо воскликнула женщина. – Как тебе не грешно все это говорить мне, твоей матери! Не для мести ли я тебя растила и берегла и не жила ли я все эти годы одной надеждой воспитать сильного духом и телом героя, способного со временем отомстить жестоким злодеям! Но ты был еще слишком мал, и я терпеливо ждала той минуты, когда ты обратишься в юношу.
– Хорошо, я верю тебе, – сказал Анзаур. – Прости меня за причиненные тебе страдания и добудь мне немедленно хорошую лошадь, заготовь также провизию для дальней дороги.


  Назад

1

Далее
  © K-tales.ru